Политический прогноз на 2019 год «Народ и…»

Научно-исследовательский Институт проблем социального управления представляет социально-политический прогноз на 2019 год «Народ и…»

Часть 1. Народ и власть

Пожалуй, впервые за многие годы вместо привычного «год прошел, пусть и не всё хорошо, но дальше будет лучше» (см. текст последней песни С. Слепакова), главный новогодний вопрос формулируется иначе: «А что дальше?» Похоже, ответа нет даже у Президента: послание ФС перенесено и, видимо, на неопределенный срок. Ориентиры движения до сих пор не обозначены.

Как ни странно, такое положение вещей немного дезориентирует элиты, но устраивает электорат. Благодаря столпам прошлогоднего негатива —увеличение пенсионного возраста, повышение НДС, «мусорная реформа»— в общественном сознании произошло изменение восприятия роли государства в отношении населения страны. Государство (читай, Путин) перестало восприниматься защитником и гарантом. Социологи фиксируют увеличение количества тех, кто рассчитывает только на свои силы и хочет от государства только одного — «делайте что хотите, только нас не трогайте!». Однако такое положение не может долгое время быть равновесным. Даже если ничего глобального в 2019 году не произойдет, к концу года вопрос населения к власти «А вы нам зачем?» может стать лозунгом.

Если власть поймет, что происходит в обществе, может актуализироваться обсуждение проблемы государственной идеологии. Но без проявления политической воли, когда дело не ограничивается декларациями, начнется откровенное и неприкрытое разворовывание страны. Каждый, кто имеет хоть какое-то отношение к бюджету будет вовлечен уже даже не в коррупционные схемы, а в тотальный «распил». По большому счету, и в этой ситуации возможен некий недолговременный баланс: одни (так называемая элита) «пилят» бюджет, другие (население) — выживают как могут. «Статус-кво» сохраняется пока противостоящие войска друг друга не трогают.

Но первые обязательно полезут в карман ко вторым, да еще и гайки закрутят. А это значит, что количество точек социального напряжения будет увеличиваться. К середине 2020 года противостояние может стать критичным.

 

Часть 2. Народ и Президент

С учетом вышесказанного нетрудно предсказать стабильное, но не катастрофическое снижение уровня доверия Владимиру Путину. В принципе, уже сейчас можно констатировать, что основная причина его персональной поддержки – отсутствие других политических лидеров, пресловутое «если не он, то кто?».

Если же говорить о поддержке курса, который олицетворяет собой Президент, то у него, по данным опроса ИПСУ от 18.12.2018 г., индекс запаса прочности составляет 20 пунктов (индекс рассчитан как разность количества согласных и несогласных с утверждением «Необходимо сохранение сложившегося политического устройства, сильное национальное государство, приоритет национальных ценностей и интересов»). Эти данные подтверждают мнение директора ВЦИОМ В. Федорова, высказанное им в интервью изданию «Бизнес Онлайн»: «Люди хотят перемен, но перемен к лучшему, в сторону более богатого, стабильного, мирного и справедливого общества. Это запрос левогосударственнического типа, приближающий современное государство к социальному идеалу времен Брежнева».

По данным ИПСУ индекс запроса на то, что «В государстве должны преобладать демократические принципы (свободные выборы, равные права)» составляет 37 пунктов.

Кроме снижения уровня доверия Путину, мы в 2018 году зафиксировали еще две важных тенденции. Первая – увеличение количества органов государственной власти и социально-политических институтов, получающих отрицательный «уровень одобрения» их деятельности. То есть, доверие к институтам власти падает даже среди социально активных граждан.

Второй тренд – растет число людей не желающих публично высказываться о своих политических предпочтениях и об отношении к власти. Кстати, такое «молчание» характерно для развитых демократических стран, где мнение высказывают во время выборов на избирательных участках. Причины апатии и показной аполитичности российских «молчальников» другие: от банального страха до «внутренней иммиграции».

Мы прогнозируем, что «молчаливость» большинства населения будет превалировать в 2019 году. Ее природа, опять же будет зависеть от поведения власти. Если власть предложит новую повестку, то молчание будет означать ее одобрение. Если же все пойдет по-старому, то молчать будут, «держа фигу в кармане». В обоих случаях снижение количества «молчунов» будет означать, что терпение на исходе. Как только мы это зафиксируем, ничего предсказать уже будет нельзя.

 

Часть 3. Народ и партии

Главное:

— значительное падение уровня электоральной поддержки «Единой России»;

— смена «возрастных» лидеров КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России»;

— возможное переформатирование ОНФ в партию. (В. Путину нужна «новая» партия. 2019 год – оптимален для этого).

Рейтинг «Единой России» к концу 2019 года будет критичным – до 15—17 %. На фоне падения уровня поддержки возрастет количество публичных выходов из партии. В регионах, где намечены выборы губернатора, 80% «ставленников Кремля» пойдут самовыдвиженцами. «ЕР» превратится в чемодан без ручки, который нести тяжело, а бросить жалко.

Самопровозглашенный главный оппозиционер А. Навальный, сможет добрать не более 5% поддержке при опросах, но не на выборах. Вообще, потенциал «несистемных» оппозиционеров, в основной массе придерживающихся либеральных взглядов, не вырастет. Либеральные ценности поддерживает не более 15 % населения. Но дело даже не в количестве, а в том, что идеологические предпочтения наших сограждан полярны даже внутри отдельной части политического спектра. Ориентироваться на «чистых» либералов, социалистов или консерваторов практически бесполезно. К примеру, индекс консервативного тезиса «Необходимо сохранение сложившегося политического устройства, сильное национальное государство, приоритет национальных ценностей и интересов» составляет 20,6 пункта. При этом не менее «консервативный» тезис «Необходимо подчинить рыночную экономику и частную собственность целям и задачам государства» в той же страте получил отрицательный индекс — -3,8 пункта. Это говорит о том, что:

а) так называемая оппозиция не в состоянии привлечь на свою сторону сколь-либо значительную часть электората из-за невнятного самоопределения;

б) оппозиционные партии не являются партиями в классическом смысле, цель которых —приход к власти.

Да и так называемая «системная» оппозиция, особенно КПРФ, не способна и в определенном смысле боится власти. Возможно, к либеральным демократам этот тезис применим в меньшей степени. Не исключено, что прошлогодний триумф ЛДПР в ряде регионов может быть повторен и на губернаторских кампаниях, и на региональных и муниципальных выборах. Как, впрочем, не исключено, что победа кандидатов от ЛДПР на губернаторских выборах, не более чем выполнение обещаний за «правильное поведение» в президентской кампанию 2018 года, по результатам которой ЛДПР не получила явных бонусов, хотя могли рассчитывать на пару должностей в федеральном правительстве.

 

Часть 4. НН: Ничего Нового или Неожиданные Неприятности

Операция жесткой зачистки региональной политико-экономической элиты, проведенная бывшим полпредом М. Бабичем и нынешним губернатором Г. Никитиным, была эффективной. «Была» потому, что: а) Бабич и его заместитель «по решению вопросов» Сухов уже не имеют прямого влияния в регионе и отношения с «силовиками» губернатору нужно налаживать самому; б) любой «карт-бланш» не может существовать вечно — у Никитина было достаточно времени, чтобы стать «главным решальщиком».

Пока получается. У Никитина хорошие связи в Москве и хорошая электоральная поддержка в Нижнем. Он готов к диалогу с местными элитами: попеременно одним показывает кнут (жестко, а иногда и жестоко, удаляет с поля), а другим —пряник, предлагая возможность участия в процессе на определенных условиях. В общем, ма-ла-дец!

В 2019 году зачистка продолжится на более низких уровнях и не обязательно на уровне глав муниципалитетов. Впрочем, это даже не прогноз, а констатация. Легко получилось в Дзержинске и в Арзамасе. Но там всё же есть серьезные федеральные и региональные игроки. Будет ли так же легко в других районах – большой вопрос. Министерство внутренней политики крайне слабО, ситуацию не контролирует, конфликты, даже те, про которые знают в министерстве, гасить некому… Людей извне, желающих возглавить совсем неперспективные сельские районы, не так много, как требуется. Значит придется ломать районную «элиту» изнутри с малопрогнозируемым эффектом, да еще и за год до глобальной муниципальной избирательной кампании. Может, имеет смысл грамотно сработать не сейчас, а в момент избирательной кампании?

Скорее изменения будут на исполнительском уровне — руководители подведомственных предприятий, ГУПов и т.п., тем более, что все чаще отдельные исполнительские функции от министерств уходят именно на этот уровень. Не исключено, что продолжится поиск исполнителей и в правительстве, состав которого может за год поменяться процентов на 30-40. В первую очередь, за счет исхода «варягов». К концу 2019 года Никитин не только узнает разницу между Нагорной и Заречной частями Нижнего Новгорода, но и начнет понимать «кто есть who». Учитывая, что лакомых кусков для «Ростеха» в Нижегородской области не так уж и много, Никитину придется вникать в проблемы существующих предприятий и заниматься привлечением  новых инвесторов.

Пожалуй, 2019 год будет последним годом «высоких отношений» отношений губернатора Никитина и мэра Панова. Их конфликт, как, впрочем, любых других губернаторов и мэров, заложен в ФЗ-131. Панов непременно захочет легитимности, то есть, прямых выборов. Значительная часть действий Панова в 2018 году направлена на завоевание именно электоральной поддержки, и наши замеры показывают, что уровень одобрения населением его действий очень высок: он аккуратно и планомерно завоевывает симпатии электората с прицелом на всенародные выборы. Похоже, что, в отличие от Никитина, Панов — политик. А мотивы политиков несколько иные, чем у «технократов».

Часть 5. Резюме

  1. 2019 год не станет годом глобальных политических потрясений. Но и спокойным он также не будет. Население будет активно заниматься социально-политической самоидентификацией в условиях размытых приоритетов государственной политики и неопределенной позиции государства и лиц, его представляющих.
  2. Элиты ждет «двойная жизнь»: снаружи – полная поддержка любых действий существующей власти, внутри – поиск возможностей для минимизации собственных рисков от действий власти во всех сферах жизни, учитывая неизбежно приближающийся переход власти в другие руки.
  3. Власть будет пытаться сохранить свой статус. В лучшем случае будет достаточно сохранения некоего «статус-кво» — по принципу инстинкта самосохранения. В худшем – трудно что-то предположить.
  4. 2019 год будет последним относительно спокойным годом в России, если, конечно, Путин не сделает шагов, которых от него давно ждут и которые он пока еще, при существующем уровне поддержки, в состоянии сделать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять